Война несущая смерть, разрушение и ненависть, не может быть совместима с верой в Бога, несущей жизнь, любовь и прощение грехов. © remaker.in

Война несущая смерть, разрушение и ненависть, не может быть совместима с верой в Бога, несущей жизнь, любовь и прощение грехов. © remaker.in

Прослушать статью, 14.25 мин:

Игорь Колгарев — Что делать воинам?
«Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем» (Лк. 3:14) Иоанн Креститель не говорит прямо, что нужно «уйти из армии, бросить копья», дезертировать, уклоняться от обязательного призыва и т.д. Но в то же время наводящими словами он явно пытается сообщить воинам новые духовные требования к верующим в Бога людям, чтобы они сами приняли решение, что им делать и где быть, не совершая грех. Когда приходится рассуждать о войне и убийствах, часто возникает один эпизод в Евангелии, который по частоте цитирования его сторонниками убийств превосходит все другие места Священного Писания. Это, как вы понимаете, случай с воинами, пришедшими к Иоанну Крестителю за советом. Почему-то из этого отрывка делается примерно следующее заявление: «Воины спросили Иоанна Крестителя, как им поступать, а он не сказал, что нужно оставить армию и бросить оружие!» Однако тут обычно, намеренно или нет, упускается из виду то обстоятельство, что, во-первых, Иоанн Креститель жил и проповедовал еще в эпоху Ветхого Завета. Иисус Христос говорил про него, что «из рожденных женами нет ни одного пророка больше Иоанна Крестителя», однако тут же уточнял: «Но меньший в Царствии Божием больше его» (Лк. 7:28). Новый Завет совершеннее Ветхого. И, во-вторых, даже в этом месте не видно какого-то поощрения солдатам продолжать заниматься войной и убийствами, как желают увидеть здесь это некоторые. Даже при первом взгляде видно, что Иоанн Креститель дал воинам такие пожелания, какие очень затруднительно выполнять воину любой армии. Судите сами. Обязанностью солдата является убивать, и убивать хорошо. А если воин — верующий в Бога христианин, то получается он должен убивать хорошо, «на совесть, как для Бога»? А как же можно, убивая, никого не обижать? Сторонники войн, однако, убеждены, что и это возможно. Поэтому все их усилия обычно направлены на то, чтобы убедить читателей, что «можно убить врага, не обижая ни его, ни его близких, ни жену, ни детей». Однако, представляется, что это в реальной жизни вряд ли возможно. Убийства и войны неизбежно несут с собой оскорбления противнику, в том числе и мирному населению. И если христианин будет помнить, что обижать он не имеет права, он не может не прийти к логическому выводу, что быть с оружием в руках он уже не может… Иоанн Креститель говорит также, что воины не должны клеветать. Однако любая армия пользуется всегда и везде таким инструментом пропаганды, как «очернение» противника, создание отвратительного образа врага, народа-врага, его системы ценностей, чтобы воевать с ним было более приятно, потому что душа преисполнится «справедливой» ненавистью и злобой к противнику. Без пропаганды же, как показывает практика, увы, боевые действия успешно вести не удается. Всегда нужно чем-то оправдать войну, всегда надо дать народу врага порочащую его правительство информацию, и если солдат или офицер будет игнорировать такой важный компонент войны, как пропаганду, он вряд ли сможет успешно служить в армии. Поэтому и второе условие Иоанна Крестителя становится для думающих воинов поводом задуматься об их дальнейшем роде деятельности. «Довольствоваться своим жалованием» — может быть выполнимым условием для служащих в мирное время, в какой-нибудь заброшенной воинской части или в штабе… Но никак не в условиях военных действий. Это очевидно. При ведении войны, как бы армия не старалась обеспечить и прокормить сама себя, это вряд ли удастся. Неизбежно приходится обращаться к местному населению за продуктами, и не всегда военные платят, особенно на территории врага. Также не мыслима армия без захвата трофеев, которые считаются вполне законной добычей успешно воюющей стороны, как и контрибуция… Итак, мы видим, что и это условие, находясь в армии на постоянной службе, выполнить очень и очень сложно. Иоанн Креститель, действительно, не говорит прямо, что нужно «уйти из армии, бросить копья», дезертировать, уклоняться от обязательного призыва и т.д., как не говорим этого и мы. Но в то же время наводящими словами он явно пытается сообщить воинам новые духовные требования к верующим в Бога людям, чтобы они сами приняли решение, что им делать и где быть, не совершая грех. Тем более, эти воины были, скорее всего, не насильно призванные в армию, а самые настоящие профессиональные военные. А есть основания подозревать, что эти «воины» были вовсе не римскими солдатами, а евреями, служившими в иудейских отрядах местной самозащиты (что-то вроде милиции), поскольку не понятно, зачем языческие солдаты пошли бы к иудейскому пророку, а то, что они были прозелитами, в Писании не сказано, как не сказано, впрочем, и обратного. Но все-таки… Если они были иудеями, тогда совет Иоанна Крестителя звучит для них миротворчески, ибо не призывает их поднимать вооруженное восстание против оккупантов отечества и «врагов веры», к чему обычно призывали пророки Ветхого Завета, да и современные сторонники «вооруженной защиты земной родины». Еще важно отметить то обстоятельство, которое почему-то постоянно упускают из вида при цитировании и толковании этого места Писания. Как можно христианам брать случай с двумя воинами за пример оправдания армии, если из дальнейшего повествования вовсе не видно, чтобы после слов Иоанна воины покаялись и крестились у него. Выходит, что к Иоанну, величайшему пророку Ветхого Завета, пришли два воина, что-то спросили, получили ответ и… ушли. Иоанн же занимался не просто изложением каких-то истин или решением кому и где работать, а призывом к покаянию, исправлению путей своих пред Богом, для чего и крестил всех кающихся в воде Иордана. Воины ушли. Где же здесь пример для христиан? В чем он? Очевидно, что данное место не может никак служить основанием для возможности новозаветным (а не ветхозаветным) верующим служить в армии и совмещать службу в репрессивной структуре государства с верой во Христа. Впрочем, христиане всегда и везде сами чувствовали несовместимость войны и веры в Бога, несущей любовь и прощение грехов. Однако часто найти поддержку им было негде и не у кого. Служители официальных церквей, капелланы и другие пропагандисты войны, давали наставления только в нужном им и их государству направлении, не принимая никаких возражений. Поэтому военные люди, уверовавшие в армии и начавшие размышлять о вопросах жизни и смерти, убийства и любви к врагам, неизбежно оказывались в очень неприятном двойственном состоянии души. С одной стороны, они должны работать там, где работали, а с другой, убийства не совместимы с верой. Во время войны может быть такая ситуация, что христианин одной страны окажется в бою против христианина другой страны. Как же быть в этой ситуации, ведь они друг другу братья, что выше и шире любых политических границ? Джордж Шоу, драматург, в одной из своих пьес описывает рукопашный бой двух солдат. Один солдат был старым ветераном, другой — молодым бойцом. Ветеран умело сражался, но молодой солдат был его сильнее и стал побеждать. Время от времени молодой солдат замечал, что лицо ветерана напоминает ему кого-то, но кого — он не мог вспомнить. Наконец, молодой солдат нанес ветерану смертельный удар, и тот умер. Только тогда увидел юноша, кого он убил: это был его отец. Этот пример похож на борьбу христианина с христианином. Иногда, читая защиту убийств христианами на войне, приходит мысль, что такое вот либеральное отношение к убийствам и к смерти вообще, такой взгляд на бытие заимствован явно из других нехристианских религий. Например, священная книга кришнаитов «Бхагават-Гита» (являющаяся в оригинале составной частью индуистской «Махабхараты») повествует о том, как воин Арджуна «вынужден» воевать против своих же братьев. Когда он выражает сомнения в порядочности таких действий, языческий бог Кришна продолжает убеждать его идти воевать и убивать, не задумываясь. Для подкрепления своих идей Кришна приводит длинные философские рассуждения, убеждая совестливого Арджуну, что всё в мире есть лишь игра вышних богов, жизнь не кончается на земле, смерти нет, есть бесконечное число перевоплощений, и нет никакой разницы, когда и от чего человек умрет. И, приняв такую точку зрения, Арджуна вступает в бой и убивает своих родственников. Однако христианство придерживается несколько других убеждений и взглядов на жизнь и смерть, на земное и вечное бытие человека. Да, есть бытие земное, временное, в котором мы сейчас живем, и есть бытие другое — вечное, то, что наступает после смерти. Но в то же время наличие послесмертного бытия вовсе не отменяет ценности земной, досмертной жизни человека. Именно во время этой временной жизни человек должен успеть прийти к Богу, принять в свое сердце Христа, научиться быть водимым Духом Святым, стать дитем Божьим, спастись. Именно для этой жизни нам дано Священное Писание, Божьи заповеди, вера, Дух Святой, Церковь Христова, обязанность проповедовать миру Евангелие благодати. Именно в этой жизни нельзя грешить, нельзя убивать, нельзя развратничать, нельзя предавать веру, даже если после нашей смерти всё это и покажется кому-то смешным и незначительным эпизодом «прошлой жизни». Пока мы на земле, здесь всё серьезно, и всё имеет значение, и за всё мы дадим отчет Богу. Можно ли хотя бы теоретически «убивать, не ненавидя», то есть убивать с любовью? Тут во взглядах учителей этого вида любви на первый план выступает не то, что человек реально делает, будучи верующим, а то, что он внутри себя при этом чувствует. То есть опыт, ощущения ставятся во главу угла, что очень характерно для либерального богословия. Получается, что, если ты заставишь себя не ненавидеть жертву, убивая ее, ты можешь считаться оправданным. Такие же оправдательные аргументы могут появиться и для блудников, и для гомосексуалистов, и для других грешников, которые хоть и грешат, но «зато имеют внутри себя любовь и никому не желают зла». Нарушение заповедей Божьих в данном случае почему-то не принимается в расчет. Вообще же нынешнюю военную технику многие всерьез считают гуманной и вполне совместимой с христианской верой, потому как для уничтожения города или страны больше не нужно вживую встречаться с врагами лицом к лицу, не нужно подавлять ненависть к ним, преодолевать сопротивление и слышать их крики о пощаде. Достаточно в тиши бункера нажать кнопочку, и города нет. Враг получается уже какой-то виртуальный, не настоящий, а кто же будет испытывать ненависть к виртуальному, например, компьютерному, врагу? Поэтому можно быть палачом и при этом считать себя «святым» и с «незапятнанной совестью», любящим тех, кого ты только что уничтожил. Написано: «Никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками. Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божьему. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12:17-21). Новый Завет, которым мы, христиане, призваны руководствоваться, все-таки утверждает принципы ненасилия к врагам. «Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся. Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5:38-45). Давайте же будем любить друг друга и верить Богу, а не убивать.

Автор: Игорь Колгарев (Москва, Россия) | Источник: Голос Истины

comments powered by HyperComments